Вы здесь

Ликвидация компаний вчера, сегодня, завтра

Процесс ликвидации компании довольно сложен и требует особой подготовки. Однако не всегда он осуществлялся так, как это происходит сегодня. За годы значительно изменилась как нормативно-законодательная база, так и собственно подход к решению этого вопроса.

Прошлое

Практически всегда проблему ликвидации предприятий могли взять на себя юридические фирмы, однако ранее их штат составляли, как правило, сотрудники, которые не имели специального юридического образования.

Более того, такой документ, как свидетельство ликвидации юридического лица, выдаваемый регистрационной палатой регионов, выдавался не часто. Да в этом, собственно, не было особой потребности, поскольку подход к закрытию предприятия применялся своеобразный. Так, большая часть юридических фирм предлагала различные альтернативные способы ликвидации, которые обещали наименьшие финансовые затраты со стороны владельца и учредителей. Правда, юридическое лицо не исключалось из территориального реестра, потому огромное количество людей и компаний предлагали свои услуги такого рода.

Наиболее часто применялась схема, включающая такие этапы:

  • Представители юридической фирмы находили людей без места жительства и безработных, которых впоследствии использовали как номинальных акционеров или участников за невысокую плату;

  • Оформлялась фиктивная купля-продажа акций или долей предприятия;

  • Назначался такой же номинальный директор;

  • В отдельных случаях ликвидаторы сдавали нулевую отчетность, подписанную новым директором, но чаще обходились и вовсе без этого этапа;

  • «Проданную» компанию просто бросали.

Со временем, так называемые юридические фирмы, придумали новый метод ликвидации предприятий. Теперь компанию можно было закрыть путем реорганизации юридического лица через присоединение или слияние. Как правило, новая компания, созданная в результате реорганизации, регистрировалась в другом регионе.

При этом ликвидаторы умалчивали, что итогом таких преобразований становится появление правопреемника фирмы по обязательствам и правам.

В то время в Москве действовало утвержденное местным Правительством 25.08.1998 г. Временное положение о порядке регистрации прекращения деятельности юридических лиц, зарегистрированных в городе Москве, и едином учете данных о переходе прав и обязанностей в порядке правопреемства (№ 666). Однако на его содержание и предписания особо внимания никто не обращал.

Тогда еще не было общероссийского реестра юрлиц, а каждый субъект руководствовался собственными правилами. Таким образом, процесс регистрации новых компаний, образованных через слияние, происходил довольно быстро и не влек за собой особых проблем. Между тем, местная регистрационная организация принимала регистрацию слияния в ином регионе как свершившийся факт. Она просто была обязана без лишних вопросов зарегистрировать то, что ликвидируемая фирма прекратила свою деятельность.

При этом ликвидаторы редко обращались в территориальную налоговую инспекцию, чтобы снять компанию с учета. Данную услугу предоставляли, однако по настойчивому требованию клиента, что случалось нечасто и требовало внушительной дополнительной оплаты, поскольку в большинстве случаев требовалось понуждение налоговой службы к снятию с учета фирмы, которая уже не существует, через арбитражный суд. Любопытно, что вероятность положительного результата была практически стопроцентной, но на этот скорее формальный шаг затрачивалось огромное количество как, так и денег и времени.

В тот период реорганизацию через присоединение использовали нечасто, а предлагали ее скорее для того, чтобы расширить ассортимент услуг юридической компании. Непопулярность данного метода была связана с тем, что он влек за собой множество осложнений и работал отнюдь не на пользу клиента. Так, необходимо было пройти следующие процедуры:

  • Снятие с учета ликвидируемой компании;

  • Исключение ее из реестра;

  • Подача документации в органы по месту нахождения предприятия, которое ликвидировалось.

Только после этого осуществлялось присоединение, в результате которого ликвидируемое предприятие считалось прекращенным.

Невыгодно это было по той простой причине, что в абсолютном большинстве случаев было сопряжено с внеочередными выездными проверками налоговой службы, что для клиента было неприемлемым.

Что касается принудительной ликвидации юридических лиц через суд, то она была огромной редкостью. Получив заявление налоговой службы или иного государственного органа, суд, как правило, постанавливал отказать в иске, поскольку большинство нарушений были легко устранимыми.

В то время количество квази-юристов, предлагающих ликвидацию, увеличивалось в геометрической прогрессии. При этом цены на данную услугу были довольно высокими, а принципы их формирования – непонятными.

Переходный этап

Со временем подход к процессу ликвидации менялся. Теперь данную услугу предлагали уже настоящие юристы, подкованные в этом вопросе. Чтобы вызвать ажиотаж среди клиентов, они применили подход запугивания. Юристы говорили о том, что согласно законодательству способы ликвидации, применяемые ранее, могут повлечь за собой множество осложнений. При этом описываемые риски зачастую были значительно преувеличены. Кроме того, уже начал активно популяризироваться Интернет, через который они и находили своих клиентов, размещая на его страницах рекламные объявления и создавая простенькие сайты, на которых доступным языком (чаще всего в виде таблиц) объяснялись преимущества и недостатки того или иного способа ликвидации.

Между тем, сама суть предоставляемой ими услуги особенно не изменилась, ведь пропагандировали они все ту же неофициальную ликвидацию, указывая на недостатки и риски законной. Однако клиенты активно реагировали на рекламу и искренне верили, что только данная юридическая фирма способна решить все их проблемы. Собственно, такой подход был по-своему выгоден как заказчикам, так и юридическим фирмам. Первые, как и раньше, практически ничем не рисковали, а последние получали внушительные дивиденды, но не столько за качество самой услуги, сколько за развернутость консультации и «правильную» подачу информации.

Действительно, за ликвидацию предприятий теперь брались профессиональные юристы, которые постоянно повышали свою квалификацию, расширяли знания, часто имели лицензию арбитражного управляющего. Они были способны даже провести довольно сложную ликвидацию компании с долгами так, чтобы это было максимально выгодно клиенту. На руку был и утвержденный в 1998 году Закон о банкротстве, согласно которому конкурсным управляющим на время ликвидации в арбитражном суде мог быть назначен собственно председатель ликвидационной комиссии предприятия.

Не теряла популярности и ликвидация путем реорганизации, все активнее «завоевывая» такие регионы, как Йошкар-Ола, Тверь и Иваново. Более того, за отдельную плату клиент мог не только обеспечить себе слияние с новой фирмой, но и стать владельцем всей ее документации и печатей. Это могла застраховать его от опасности, что компания-правопреемник будет продолжать использоваться в иных «черных» ликвидациях, а также от того, что его компанию сольют с сомнительной организацией.

Наиболее дорогим, длительным, но и надежным был способ ликвидации, согласно которому компания сначала проходила слияние по схеме, описанной выше, после чего вновь созданная в регионе компания объявлялась банкротом.

Многое изменилось после июня 2002 года, когда был создан Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ). Тогда же начал действовать и Федеральный закон о регистрации юридических лиц и индивидуальный предпринимателей № 129-ФЗ. В результате таких изменений книга учета юридических лиц была передана в налоговое министерство.

Естественно, реакция ликвидаторов была молниеносной. Теперь они предлагали новую услугу – быструю законную ликвидацию юридического лица, которое исключалось из реестра, а его владелец получал свидетельство о регистрации ликвидации.

Подобный процесс был возможным, поскольку регистрирующий налоговый орган и местные налоговые инспекции не успели, как следует отладить официальный обмен информацией. Чтобы использовать такую возможность, необходимо было совершить несколько шагов:

  • Принятие решения о ликвидации и оформление протокола без уведомления налоговой инспекции;

  • Размещение в Регистрационном вестнике объявления;

  • Поэтапное представление документов на ликвидацию (спустя 2 месяца);

  • Выплата символического (5 тысяч рублей) штрафа за нарушение сроков уведомления регистрирующего органа;

  • Получение свидетельства о том, что процесс ликвидации начат, и о составе ликвидационной комиссии (спустя 5 дней);

  • Получение свидетельства о составлении промежуточного баланса (через 5 дней);

  • Получение собственно свидетельства о том, что регистрация ликвидации предприятия завершена (спустя 5 дней).

Первое время МИФНС № 46 по г. Москве прилежно соблюдала сроки, указанные в Законе №129, хотя проблем с этим возникало немало. Естественно, этого времени не хватало на то, чтобы местная налоговая получила все сведенья, необходимые для назначения проверки юридического лица, которое ликвидируется. И даже если такая проверка назначалась, даже если имелись предварительные данные о нарушениях и т.п., провести ее все-таки не успевали – свидетельство о ликвидации выдавалось раньше. Естественно, проводить проверку уже несуществующей фирмы не имело никакого смысла.

В результате ответственность за ошибки в поданной документации размывалась, ведь законным путем ее, по сути, возложить было не на кого, да и доказать преднамеренность введения налоговых органов в заблуждение была недоказуемой. За счет этого в абсолютном большинстве случаев можно было провести ликвидацию, избежав налоговых проверок, – быстро и безопасно.

С 26 июня 2002 года был опубликован Порядок взаимодействия регистрирующих органов, который применялся при государственной регистрации юридических лиц, созданных через реорганизацию. С этого момента начал реально действовать метод ликвидации путем присоединения. Ликвидаторы моментально отреагировали на то, что теперь для присоединения нужно было подавать документы по месту нахождения того юридического лица, к которому присоединяется ликвидируемое предприятие. С этого момента стало возможным и, что главное, выгодным и безопасным получение свидетельства о прекращении компании в другом регионе.

В том же году был принят Закон о банкротстве. С этого момента управляющие обязаны были объединяться СРО (саморегулируемые организации), а председатели ликвидационных комиссий уже не имели права одновременно быть и управляющими у ликвидируемых компаний с долгами. Кроме того, предприятие должно было иметь капитал, достаточный для выплаты вознаграждения конкурсному управляющему, которого суд выбирал из трех предложенных СРО кандидатов.

Естественно, такие перемены были не на руку ликвидаторов по ряду причин:

  • В виду отсутствия прецедентов и устоявшейся практики трактовка закона арбитражными судами была вольной;

  • Процесс формирования СРО затягивался;

  • Арбитражные управляющие практиковали террор и вымогательство денег у клиентов;

  • Процедура банкротства как одного из методов ликвидации стала неконтролируемой и не могла идти по плану.

Активно увеличивалось количество исков о принудительной ликвидации. Часто причиной того выступала недостаточность чистых активов предприятия относительно размера уставного капитала. Позиция судов любой инстанции становилась все более строгой, а количество обжалований их решений в данном вопросе постоянно росло. В результате в процесс вмешался Конституционный Суд и выдал Постановление № 14-П (18.07.2003 г.), суть которого сводилась к подтверждению того, что нормы закона, регулирующего принудительную ликвидацию, конституционны.

Закона № 129-ФЗ гласил, что все юридические лица, регистрации которых была осуществлена до июня 2002 года, до начала 2003 года обязаны были подать в налоговое ведомство все сведения, которые впоследствии вносились в новый ЕГРЮЛ. Причем за невыполнение этого предписания компании могли стать жертвами исков о принудительной ликвидации, направленных налоговыми службами в арбитражный суд.

Этот период, затянувшийся на пару лет, можно назвать критическим для ликвидаторов, поскольку те предприятия, которые нуждались в закрытии, практически попадали под своего рода «амнистию». Между тем, количество работы по ликвидации у налоговиков возросло в десятки раз, ведь они нередко подавали иски о принудительной ликвидации буквально пачками. Как оказалось, справиться с таким объемом работы они были не в состоянии. Кроме того, председатели судом отрицательно относились к такой позиции, поскольку бесконечно очищать реестр за счет государства было не только нецелесообразно, но и невозможно.

Даже решения суда, накладывающие обязанности по ликвидации в соответствии с законодательством на учредителей, не смогли исправить сложившуюся ситуацию. По сути, процедура ликвидации по указанию суда не отличалась от добровольной. Иными словами, судебные решения никоим образом не меняли правосознание владельцев компаний: те, кто раньше не хотел официальной ликвидации, не намеревались и теперь тратить большое количество денег и времени на эту процедуру.

В итоге стало ясно, что только кардинальные перемены, которые в идеале должны были влечь за собой минимальные затраты со стороны государства, могут исправить ситуацию и позволить очистить реестр более чем от миллиона недействующих и брошенных юридических лиц. Тогда же было принято решение о внесении существенных изменений в федеральное законодательство.

Современность

На сегодняшний день услугу ликвидации, среди прочих, предлагает любой юрист, специализирующийся на регистрации. Достаточно зайти на сайт какой-либо юридической фирмы, чтобы найти подробный перечень необходимой для этого документации, описание особенностей процедуры и формальностей, с которыми она сопряжена.

Между тем, столь обширное предложение на рынке услуг вызвало значительное снижение стоимости услуги по ликвидации, ведь взяться за такую работу за пару десятков тысяч рублей в месяц готов любой начинающий юрист или даже студент. Однако низкая стоимость услуги, естественно, не говорит о высоком ее качестве. Более того, специалисты по регистрации ликвидации зачастую совершенно не разбираются в правовых особенностях, а в сложной или нестандартной ситуации просто не способны грамотно среагировать.

До сих пор отдельные юристы предлагают услугу ликвидации фирмы через банкротство, которая, кстати, стоит очень дорого. Однако к этому методу обращается все меньшее количество клиентов. Это вызвано тем, что в 2005 году был принят Закон «О кредитных историях», и теперь владельцы компаний опасаются банкротства, не желая, чтобы данный факт попал в картотеку кредитных бюро, значительно подпортив им кредитную историю.

И сами СРО предоставляют услугу ликвидации путем банкротства, хотя закон запрещает их коммерческую деятельность в этой сфере, поскольку данные организации по сути своей некоммерческие.

Сложности возникают и с ликвидацией через реорганизацию, поскольку многие некогда популярные в этом аспекте регионы сегодня закрыты (Йошкар-Ола, Нижний Новгород, Киров). Сегодня не являются из ряда вон выходящими ситуации, когда в слиянии участвует более одной ликвидируемой фирмы, причем за каждую из них проводится отдельная оплата. В результате стало возможным сведение к минимуму расходов клиента, ведь можно оптимизировать многие процессы, проходя их массово. А вот «элитная» ранее ликвидация путем слияния с чистой компанией и ее выкупом действительно имеет высокую стоимость, а ее процедура довольно сложна.

С 6 июля 2005 года, когда была введена упрощенная процедура исключения прекратившей свою деятельность фирмы из реестра, не связанная с его ликвидацией, налоговикам пришлось столкнуться с серьезной проблеме. Из-за того что ранее трактовка исключения из госрееста была «вольной» и вообще не считалась ликвидацией, оказалось, что из реестра исключили огромное количество юридических лиц, имевших задолженности перед бюджетными организациями.

Решили эту проблему просто, признав, что исключение из реестра – это еще не ликвидация, а в случае подачи заявления от кредитора возможно в трехмесячный срок реанимирование должника (письмо Минфин № 03-01-10/6-347 от 27.07.2005 г.). Налоговый орган практически продублировал это заявление в Письме ФНС от 09.08.2005 г. № ЧД-6-09/668@ (Методические рекомендации по организации работы регистрирующих органов), сказав, что фирмы с долгами не должны исключаться. А чуть позже в неофициальном письме ФНС№ ЧД-14-09/11 дсп@ от 18.01.2006 г. указали, что исключать должников будут они сами.

Однако на 01.01.2007 г. в судах было более 70 тысяч заявлений о банкротствах отсутствующих должников. В качестве решения проблемы в Постановлении №67 от 20.12.2006 г. ВАС РФ указал, что возможно исключить недействующие фирмы с долгами перед бюджетом из реестра, если налоговая служба сочтет судебные притязания нецелесообразными ввиду низкой вероятности погашения этих долгов.

Выводы

Процедура ликвидации прошла множество изменений за два десятка лет, и на сегодняшний день ситуация в этой сфере сложилась таким образом, что наиболее популярной остается альтернативная ликвидация через смену участников и руководителя, причем последние являются номинальными.

В случае же, если выбирают официальную ликвидацию, то необходимо непременно провести налоговую сверку и получить справку из службы о том, что задолженностей по сборам и налогам предприятие не имеет.

Ликвидация компаний вчера, сегодня, завтра